Абутилон б. — Сад “Все мои жильцы.” — Тата

Раскрутить канал на Ютубе реально, если вы будете снимать полезные видео о своих товарах или услугах. Поставьте себя на место потенциального покупателя: что он хочет знать о товаре, с какими сомнениями сталкивается. Делайте ставку на решение конкретных проблем, а не на общие обзоры. Главное – делайте цепляющие заголовки. Они должны быть релевантны основным ключевым запросам по вашей тематике.

Прочитайте онлайн Пропавшее приданое | Глава 8

Мистер Меламед решил первым делом расспросить мистера Абрамсона. Идя от лавки к складу, он придумал предлог, чтобы вовлечь его в разговор. Он спросит, не нужны ли на складе рабочие руки. Такой вопрос звучал вполне правдоподобно. Поскольку мистер Меламед был членом совета Большой синагоги и оказывал ей денежную поддержку, его напрямую затрагивали дела общины, в том числе и безработица среди новых иммигрантов.

Но, несмотря на благодатную тему, вопрос не вызвал дружелюбного ответа.

— Спросите лучше у мистера Лиона, — хмуро проговорил мистер Абрамсон. — Хозяин он, не я.

— Знаю. Но у него назначена важная встреча в Вест-Энде, поэтому он посоветовал обратиться к вам, ведь вы руководите рабочими и заведуете складом.

Мистер Меламед пристально разглядывал бывшего торговца. Если мистеру Абрамсону и была присуща ложная гордость, как можно было предположить по его угрюмому лицу, то управляющего задело бы очередное напоминание о том, что теперь он работает на складе, в то время как мистер Лион посещает богатых покупателей в их роскошных резиденциях. Но, как ни странно, лицо мистера Абрамсона оставалось совершенно бесстрастным.

— Надеюсь, дела идут хорошо? — продолжал мистер Меламед. — Может быть, вам нужны еще часовщики или столяры?

— Дела идут плохо, мистер Меламед. Работы едва хватает тем, кого мы уже наняли.

Он кивком указал на мастерскую. Около дюжины человек сидело за двумя длинными столами. Один из них, заметил мистер Меламед, был искусным каллиграфом: перед ним лежало несколько циферблатов, на которых он вырисовывал римские цифры. Несколько человек расписывали люнет лунными пейзажами. За другим столом сидели часовщики: они изготовляли тончайшие механизмы с помощью миниатюрных инструментов. Мистер Меламед предположил, что напольные часы делают снаружи, во дворе.

Он не был знаком с рабочими, но знал их в лицо — они виделись в Большой синагоге на шабат, когда община собиралась на службу. Всю неделю эти люди читали ежедневные молитвы здесь, на рабочем месте; как можно было увидеть по их бородам и одежде, они были родом с европейского континента и придерживались своих заповедей и традиций. Мистер Меламед подумал, что большинство из них, вероятно, знает лишь несколько слов на английском. Ему также пришло в голову, что, если бы не такие предприятия, как лавка мистера Лиона, им было бы очень нелегко найти работу.

Его разгневала мысль о том, что мистер Лион будет вынужден закрыть лавку, а эти славные труженики снова окажутся на жестоких улицах Лондона — но он не знал, в какое русло направить свою злость. Ни мистер Лион, ни «Смит, Фрай и Ко» не виноваты, что рынок обернулся против них. Честные проигрыши были такой же неотъемлемой частью торговли, как честные доходы. Иное дело — воровство; и мистер Меламед вернулся мыслями к собственной работе, то есть к поискам вора. Внезапно он вспомнил о напольных часах, которые лорд Гренвилл вернул в лавку. Было ли совпадением то, что они остановились примерно тогда же, когда из тайника пропала шкатулка? Или же кто-то пытался запятнать деловую репутацию мистера Лиона?

— Ну, лондонский сезон заканчивается, не так ли? — сказал мистер Меламед, решив попробовать подобраться к управляющему с другой стороны. — Вероятно, дороги уже полны карет, едущих в Брайтон.

Поскольку тот ничего не ответил, мистер Меламед продолжал:

— Брайтон — прелестное место. Вам случалось там бывать, мистер Абрамсон?

И вновь он попытался разглядеть в лице управляющего перемену — может быть, вспышку гнева или зависти. Но глаза мистера Абрамсона по-прежнему сохраняли безразличное выражение.

— Раньше мы ездили туда из-за сына. Он любил море.

— Должно быть, теперь, когда обстоятельства изменились, ему тяжело сидеть все лето в Лондоне?

Мистер Абрамсон холодно взглянул на него:

— Моего сына нет в живых, мистер Меламед. Он был убит в прошлом году в Испании, в сражении при Талавере. В следующем месяце будет его йорцайт.

Мистер Меламед закрыл глаза. Он чувствовал себя дураком или даже хуже того — как он мог забыть такое?

— Простите меня, — сказал он.

— Вы и сами недавно пережили потерю. Горе делает человека глухим к чужим печалям. Я знаю, — добавил мистер Абрамсон, — что мистер Лион старается помогать иммигрантам, но сейчас не время нанимать новых работников. Прежде всего мы должны заботиться о тех, кто уже работает здесь. Мы не можем допустить, чтобы они потеряли работу. Если мистер Лион спросит моего совета, я так ему и скажу. Надеюсь, вы понимаете.

— Я понимаю, — ответил мистер Меламед, — и благодарю вас за то, что искренно высказали ваше мнение.

И он действительно верил в искренность собеседника. Какая бы внутренняя борьба ни терзала управляющего, его и вправду заботила судьба работников, и он бы не стал вредить делу мистера Лиона.

— Но возможно, нам понадобится новый мальчик-посыльный.

Мистер Меламед, уже повернувшийся было к двери, остановился и посмотрел на мистера Абрамсона. Он и забыл о Саймоне.

— Мне казалось, у вас уже есть мальчик-посыльный. С ним что-то случилось?

Мистер Абрамсон пожал плечами:

— Не знаю. Я весь день его не видел.

— По утрам он обычно бывает здесь?

— Да, и весьма досадно, Что сегодня он не пришел. Вчера днем упала цена на красное дерево. Сегодня я хотел с самого утра послать его с заказом на склад древесины. А теперь, должно быть, все дерево уже раскупили.

— Что ж, если вам понадобится новый посыльный, мистер Лион знает, где меня найти.

Когда мистер Меламед вернулся в кофейню Бэра, там уже воцарилась совсем иная атмосфера, чем утром. Воздух просто-таки звенел от оживленной болтовни. Толпа посетителей заполонила зал, почти все столики были заняты. О «Смите, Фрае и Ко» уже забыли: все были поглощены новостями о крахе еще одного банка. Столицу охватила финансовая паника; у каждого из собравшихся было собственное мнение (и каждый спешил выразить его, для чего порой приходилось перекрикивать остальных) о том, что следует предпринять правительству, чтобы спасти страну от разорения.

Читайте также:
Айва японская когда собирать плоды

Мистер Меламед занял свое всегдашнее место у дальней стены. На протяжении нескольких минут он слушал шумные разговоры посетителей, затем вернулся к своему расследованию. Он был рад, что может вычеркнуть мистера Абрамсона из списка подозреваемых, но жалел, что не может поступить так же с Саймоном — по крайней мере, пока что.

Мистер Бэр подошел к его столику, и мистер Меламед заказал холодную мясную закуску. Никто из них не проронил ни слова о мистере Лионе. Эшер Бэр был весьма удивлен, когда сыщик спросил, понизив голос:

— Джейкоб Оппенгейм был здесь вчера?

— Да, он заходил вчера вечером.

— Вы знаете, где он остановился?

— Я спрошу у миссис Бэр.

Мистер Меламед улыбнулся. Уж кто-кто, а миссис Бэр всегда знала, где найти того или иного молодого холостяка: она считала, что ее истинное призвание — устраивать браки. Наверняка добрая женщина все еще была разочарована тем, что мистер Оппенгейм покинул Лондон прежде, чем она успела подыскать ему супругу. И она бы ни за что не позволила ему уйти из кофейни, не разведав, где он остановился, — ведь никто не знает, когда на горизонте может возникнуть достойная юная леди, а потому следует быть всегда наготове.

Вернувшись с тарелкой холодного мяса, хозяин кофейни сообщил мистеру Меламеду нужные сведения, добавив, однако:

— Надеюсь, ваш интерес к мистеру Оппенгейму никак не связан с тем делом?

— Я тоже надеюсь, что мои подозрения не оправдаются, — ответил тот. — Но упоминал ли он, зачем приехал в Лондон?

— Насколько я помню, нет.

— Он разговаривал хоть о чем-нибудь?

— Да, он спросил, что нового в общине. Миссис Бэр рассказала ему, что ваша дочь уехала в Америку и что дочь Сэмюэла обручилась с сыном Голдсмитов. Миссис Бэр спускалась сюда на несколько минут, чтобы поздороваться с мистером Оппенгеймом. Она очень привязана к нему, и для нее остается великой загадкой то, что такой славный молодой человек до сих пор не нашел жену. Она весь вечер только об этом и говорила.

— Несомненно, это великая загадка для всех нас. Но скажите, был ли он в радостном расположении духа или, быть может, встревожен чем-либо?

— Кажется, он выглядел вполне веселым. Но, по правде сказать, я был занят другими делами. Тряпка упала в печь, и все заведение чуть не сгорело дотла. Миссис Бэр и я побежали наверх тушить огонь. Когда я спустился обратно в зал, его уже не было. Думаю, он устал ждать, вернулся к себе и пообедал там. А сейчас, с вашего позволения, я вернусь к другим посетителям.

— Последний вопрос, Эшер. Вы помните, в котором часу спустились сюда?

— В половине седьмого. Я слышал бой часов.

Мистер Бэр удалился, а мистер Меламед сосредоточился на обеде. Он не мог долго оставаться в кофейне — предстояло еще нанести несколько визитов. И все же он просидел некоторое время, размышляя над одной загадкой: как раз около половины седьмого мистер Оппенгейм столкнулся с мистером Лионом на углу Свитингс-элли. Если мистер Оппенгейм был голоден, почему он не вернулся в кофейню с мистером Лионом или, если уж на то пошло, не предложил пообедать в каком-то другом месте? И если он располагал достаточным временем, чтобы поговорить с мистером и миссис Бэр, то почему же ему было некогда говорить с мистером Лионом — гораздо более близким его другом, чем Бэры? А более всего мистера Меламеда занимал вопрос: что привело молодого человека в Лондон?

— Мистер Оппенгейм? Сожалею, мистер Меламед, но он уже уехал.

— Надеюсь, не дурные вести стали причиной его отъезда? Насколько я понимаю, он прибыл в Лондон лишь вчера.

Миссис Леви — вдова, владелица почтенного пансионата на Кинг-стрит, возле Большой синагоги, — ничего не сказала. Мистер Меламед не мог не признать, что ее молчание достойно восхищения. Многие хозяйки с радостью ухватились бы за любой повод посплетничать о жильцах, посудачить об их поведении.

— Нельзя ли посмотреть комнату, где он останавливался? У меня на примете есть человек, которому, возможно, понадобится жилье на несколько недель.

В сущности, он не лгал. У него на примете было много людей, нуждавшихся в чистой удобной комнате. Миссис Леви, знавшая о связях мистера Меламеда с синагогой, не заподозрила в его вопросе никаких скрытых причин и провела гостя по лестнице.

— Окна выходят во двор, поэтому здесь не очень светло, — объяснила она, пока гость поспешно оглядывал помещение. — Зато уютно и чисто.

Все верно: комната была темноватой, но опрятной. К его разочарованию, после отъезда жильца здесь уже успели убраться. Кровать была застелена свежим бельем, таз — вымыт и высушен. Мистер Меламед подошел к платяному шкафу и распахнул дверцы в надежде найти улику, связанную с лондонским визитом мистера Оппенгейма. Но молодой человек ничего не оставил в комнате.

— Вы выдаете каждому жильцу ключ от входной двери, то есть они могут входить и выходить, когда им вздумается, и нет нужды будить вас или слуг?

— Все мои жильцы — добропорядочные джентльмены, мистер Меламед. Они могут получить ключ, если пожелают. Но мой пансионат — не постоялый двор для тех, кто проводит вечера за выпивкой и картами, а потом вваливается в комнату среди ночи, грохоча на весь дом… если вы это имели в виду.

— Благодарю вас, что успокоили меня. Я так и предполагал, что все ваши жильцы — такие же достойные люди, как мистер Оппенгейм, и мне жаль, что мы с ним не встретились. Если бы я раньше узнал, что он в городе, то зашел бы вчера вечером. Впрочем, вероятно, я все равно бы разминулся с ним, если вечером его здесь не было. Полагаю, он ужинал с друзьями.

Читайте также:
Как посадить и ухаживать за съедобным физалисом. Сорта и их описание

Миссис Леви позволила ему полагать все, что угодно, поскольку в ответ она произнесла лишь:

— Если вы уже посмотрели комнату, мистер Меламед, мне пора возвращаться к работе.

— Прошу прощения, миссис Леви, я не хотел вас беспокоить.

— Вы вовсе не побеспокоили меня. И если тот джентльмен, о котором вы говорили, нуждается в хорошей тихой комнате, — продолжала леди, спускаясь с мистером Меламедом по лестнице, — то лучше, чем эта, ему не найти.

Он мысленно согласился с ней. Пансионат был самым укромным местом, какое только можно себе представить, — а значит, идеальным жильем для тех, кто хочет спрятаться.

Агата Кристи – Шестеро против Скотленд-Ярда (сборник)

Агата Кристи - Шестеро против Скотленд-Ярда (сборник)

Реально ли совершить идеальное убийство? Может ли преступник действовать настолько осторожно, с таким мастерством, что разоблачить его не сумеет даже самый проницательный полицейский?Члены Детективного клуба Марджери Аллингем, Рональд Нокс, Энтони Беркли, Рассел Торндайк, Дороти Л. Сэйерс, Фриман Уиллс Крофтс написали для этого сборника по детективному рассказу, предлагая инспектору Скотленд-Ярда разобрать изложенное дело.Сумели ли члены Детективного клуба совершить идеальное убийство? Или же инспектор нашел изобличающие злоумышленников улики? А если нет, то, быть может, это удастся вам, читатель?Также в сборник входит эссе Агаты Кристи, предлагающей читателю свою разгадку одного из самых таинственных преступлений XX века – так и не раскрытого дела об отравлениях в Кройдоне.

Он предстал передо мной в вульгарных цветах, как на картинке из грошового журнальчика комиксов. На нем была ярко-синяя рубашка, а волосы на голове казались грязно-ржавого оттенка.

– Мне нужна метла, – объяснила я. – Скатерть выпала из руки через окно и застряла на парапете. Вот если бы ты был ровней Поллини…

Фрэнк или не слышал меня, или делал вид, и я испугалась, что слишком поторопила события. Но его все же заинтересовало это маленькое происшествие, как всегда интересовали любые случавшиеся в доме пустяковые инциденты. Он подошел к окну гостиной и выглянул. Скатерть была ему хорошо видна. Она лежала на парапете в каких-нибудь пятнадцати футах от окна.

– Как ты собираешься достать ее? – спросил Фрэнк.

– Хочу взять метлу, чтобы подцепить и втащить назад через окно другой комнаты, – сказала я. – Или попрошу одного из маленьких Поллини пройти по парапету и снять ее оттуда.

– Дай-ка мне сначала попробовать метлой, – предложил он.

Я огляделась в поисках метлы, хотя она была последнее, что сейчас мне было нужно.

– Ты разобьешь мне окно, – возразила я.

Он лишь усмехнулся.

– Я куплю тебе пятьдесят новых оконных стекол, когда вернусь из Манчестера.

– Сейчас принесу метлу, – сказала я, выглянув в окно. Парапет был примерно на фут выше края стекла, а окна торчали из крыши, как в мансарде.

Мужество стало покидать меня. И я уже решила попробовать иной способ. Моя хитрость не срабатывала так, как мне того хотелось бы.

Минуты три я хранила полное молчание, когда совершенно неожиданно заговорил он сам:

– Так ты считаешь, один из мальцов Поллини просто прошел бы по парапету и взял скатерть?

– С этим бы справилась даже старая Ма Поллини, – отозвалась я.

Вот это была вовремя брошенная фраза. Фрэнк отодвинул меня в сторону.

– Я достану твою треклятую скатерть. Мне по силам все, что может любой из Поллини.

Он вскарабкался на подоконник, и я заметила: Фрэнк так и ждет, чтобы я попыталась помешать ему и оттащила назад. И мне пришлось это сделать. Трудно поверить, но я вцепилась в него.

– Не дури, – сказала я. – Ты сломаешь себе шею. У тебя духа не хватит.

Фрэнк сунул свою красную мордочку прямо мне в лицо, как и в прошлый раз.

– Вот сейчас я тебе все и докажу, – произнес он.

Я наблюдала, как он шагнул с подоконника на парапет, который был примерно в фут шириной, нетвердо стоя ногах, встал, расставил руки, словно настоящий канатоходец.

– Не смей, вернись! – выкрикнула я. – Не дури.

Теперь, когда я заставила его делать что хотела, паника овладела мной. Я потеряла голову и завопила. Самообладание покинуло меня. Я выбежала на верхнюю площадку лестницы и крикнула:

– Принесите скорее метлу!

Потом бросилась обратно в комнату.

Сначала я его не разглядела, а только большую, скудно обставленную гостиную с плитой и с окном, опущенным до самого низа, через которое были видны верхушки деревьев. Лишь самая верхняя часть окна не открывалась, прикрепленная к раме намертво.

Я подбежала к окну и выглянула. Фрэнк шел в мою сторону по парапету, держа в руках скатерть. Я не переставая кричала:

– Будь осторожен! Будь очень осторожен!

Он подошел к окну и встал перед ним, чуть покачиваясь, и даже его щуплая фигурка почти полностью загородила проникавший в гостиную солнечный свет. Я же видела перед собой только его коротковатые брюки и ступни ног без всякой обуви в серых, армейского образца носках, упиравшиеся в скользкую штукатурку. Фрэнк протянул руку, чтобы взяться за застекленную, но не открывавшуюся верхнюю часть окна, и в этот момент я резко наклонилась вперед, обхватив его вокруг лодыжек.

До сих пор слышу свои хриплые крики:

Потом донесся невнятный ответный возглас, и мне стало понятно: решение надо принимать немедленно.

И я толкнула его.

Фрэнк плечом ударился в верхнее стекло, и меня обдало дождем из мелких осколков. Но я продолжала толкать его в лодыжки, упершись в них не только руками, но и головой.

А затем почувствовала, что его больше нет передо мной. Раздался вопль. Буквально мгновение его тело еще было мне видно, затем наступила тишина, а через несколько секунд из каменного двора, который мы называли садом, мне послышался совсем другой звук. Его, как ни силюсь, не могу изгнать из своей памяти.

Я сделала шаг от окна, и с этой секунды мое сознание вдруг заработало ясно и четко. С лестницы доносился топот, и я бросилась туда, с криком, но теперь уже хорошо соображая, что кричу и зачем.

Первой мне встретилась Ма Поллини. Я попыталась ей все объяснить, но поскольку она почти не понимала по-английски, мне пришлось оттолкнуть ее и поспешно спуститься вниз по ступеням.

Читайте также:
Как правильно сделать грядки на даче

Все, кто в это время был дома, уже высыпали на улицу, но я помню только, как вышла из-под навеса крыльца и стояла, вся залитая лучами яркого солнца.

Фрэнка я не видела.

Вокруг него собралась толпа, а один из мальчиков из семьи Денверов, которая занимала первый этаж, подбежал ко мне, обнял и сказал:

– Не смотрите туда, Ма. Не надо туда смотреть.

Молодому полисмену я рассказала в точности, что произошло до того момента, когда ухватила Фрэнка за ноги. Со слезами вспоминала, как боялась не удержать его, но сил не хватило, его лодыжки выскользнули из моих рук, и он упал.

Полицейский проявил ко мне сострадание и доброту.

Потом появились другие работники полиции, выслушали повторение моей истории и сообщили, что им придется провести расследование. А тело Фрэнка все это время продолжало лежать во дворе, накрытое простынкой, снятой с постели одного из юных Денверов.

Полисмены только что закончили допрашивать меня, как домой вернулась Луиза – еще один сынишка Денверов поспешил по телефону уведомить ее о случившемся.

Мне никогда не забыть, как она сидела у меня на кухне, а я в присутствии тех же полицейских рассказывала свою историю уже в третий раз. Смерть Фрэнка не надломила ее, а когда я прочитала на лице Луизы выражение полного спокойствия, умиротворения и достоинства, то почувствовала уверенность в том, что поступила правильно.

Я не услышала от нее ни слова упрека. Наоборот, она подошла ко мне, поцеловала и сказала:

– Не надо так переживать, Полли. Я уверена, ты сделала все, что смогла.

Затем жильцы со второго этажа увели ее к себе и не позволяли подниматься наверх.

Полисмены были очень придирчивы и скрупулезны, но не опускались до грубостей или запугивания. А я думала: как же они все еще молоды – даже самый старший из них. Мне в особенности запомнился инспектор. Он выглядел совсем юным, когда снял форменный головной убор.

Они не могли понять, как он оказался на парапете, но моя история им все объяснила, и нашлось немало людей, полностью подтвердивших ее правдивость. Прежде всего, Ма Поллини и братья Денверы, которые еще не спали, когда накануне вечером он свалился с лестницы. Они тоже могли немало порассказать о Фрэнке, о его постоянной хвастливой лжи, об идиотских выходках, на которые он был способен, и постепенно у полицейских сформировался совершенно определенный образ этого человека.

Для участия в расследовании отобрали двух или трех моих постояльцев, и мне пришлось прийти тоже. При этом возник только один весьма неприятный момент, и виновником тому стал инспектор.

– А ведь вы убили его, если хотите знать, Ма, – сказал он, уже покидая зал заседания комиссии по расследованию.

Должно быть, я уставилась на него в таком ужасе, что ему пришлось мягко положить ладонь мне на плечо.

– Пусть это послужит вам уроком на всю жизнь. Никогда больше не пытайтесь втащить взрослого мужчину в окно верхнего этажа, держа его за ноги, – назидательно добавил он.

Думаю, вы все читали репортажи о расследовании. Пресса уделила ему большое внимание. Судебный медик был особенно въедлив, но я твердо держалась своей версии: испугалась, растерялась и потому ухватила его за ноги. Наверное, я сделала глупость, но больше мне ухватиться было не за что.

В итоге все остались удовлетворены. Присяжные вынесли приговор: «Смерть в результате несчастного случая» – и разошлись по домам. Почти все мои жильцы добровольно пришли на следствие, чтобы поддержать меня. Пригласили и Луизу, конечно же. Она дала свои показания спокойно и без лишних эмоций, а мне показалось, что она даже помолодела, моя бедная любимая старая подруга.

Тем вечером она рано легла спать. Ей не хотелось разговаривать со мной, да и у меня не было желания беседовать с ней. Я понимала, какой это шок для Луизы, и хотела дать ей время преодолеть его, чтобы проснуться и почувствовать себя излечившейся, осознать, каково это: получить шанс начать жизнь сначала, без необходимости тащить на себе тяжкий груз, тянувший ее назад и на дно.

Сама же я настолько привыкла бесконечно повторять одну и ту же историю, что сама стала верить в ее истинность. Ведь моя фантазия оказалась столь простой, такой легкой для запоминания, какой она и бывает в реальной жизни. Именно это и произошло.

Абутилон б. — Сад “Все мои жильцы.” — Тата

Как ни был потрясен Пафнутьев необычным поведением девушки, но его заскорузлость, его отвратная натура проявила себя в полной мере, и в этот священный миг, когда на его груди рыдала самая красивая женщина из всех, которых ему довелось увидеть в своей паскудной жизни, не смог он удержаться от мысли, подлой и недоверчивой, — а лужи-то не было… Не зря Худолей все время причитал, что крови мало… Кровь была только на подушке… Но ведь не в кровать же рядом с трупом готова была упасть Светочка Юшкова…

И в то же время чаще обычного билось его истерзанное следовательское сердце, сознавал он, сознавал — от красавицы исходит такая нестерпимая вибрация, что все гены бедного Пафнутьева содрогнулись и расположились в каком-то совершенно невероятном порядке.

О, эта подлая профессия, — мысленно простонал Пафнутьев, гладя короткие светлые волосы красавицы, от которых шел тревожный запах полыни и еще каких-то душных и сумасшедших трав, — этот запах он помнил, оказывается, много лет, с тех пор, как далеким летом довелось провести ему месяц на Арабатской стрелке под знойным бездонным небом, на хрустящем ракушечнике, у зеленого Азовского моря… Оказывается, помнил, помнил, хмырюга старый! И при этом в мыслях, о, подлая работа! при этом в мыслях он ерничал и усмехался наивным и беспомощным словам девчушки, удары сердца которой чувствовал собственной грудью, и грудь ее тоже чувствовал. Надо же, как удачно она расположилась на мне, мелькнула мыслишка, настолько гадкая и мелкая, что Пафнутьев ужаснулся своему падению и устыдился, устыдился.

Читайте также:
Виноград культурный 'Кызыл-тан'

Девушка неожиданно резко отстранилась от него и, не убирая рук с плеч, в упор посмотрела на Пафнутьева заплаканными глазами.

— Обещайте мне… Вы найдете убийцу!

— Конечно, обещаю. — Пафнутьев с трудом покинул раскаленный на солнце ракушечник Арабатской стрелки, со стоном бросил последний взгляд на медленные, зеленые волны Азовского моря и вернулся в этот, уже опостылевший ему, недостроенный объячевский замок. — Я с удовольствием задержу его, — сказал он несколько бестолково, но тут же исправился, задав вопрос и своевременный, и важный. — Но кто он?

— Не знаю. — Света отошла от Пафнутьева и присела на свой громадный диван. — Не знаю.

— А его жена… Что за человек?

— Во всех. Откуда на нее ни глянь, куда в нее ни загляни — одна сплошная стерва.

— Сурово вы о ней…

— Если бы вы знали, если бы вы знали, как Костя ее ненавидел, как она его ненавидела! — Света вскочила с дивана, подбежала к Пафнутьеву и опять замерла у него на груди — видимо, была у нее такая привычка.

Если не отработанный прием, подумал Пафнутьев и снова устыдился. Да, Паша, привык ты общаться с людьми, у которых другие манеры, осторожные, расчетливые и сухие. И вот столкнулся с другим человеком, и все в тебе топорщится от подозрительности и опаски. А чего ты, Паша, опасаешься? Скажи, наконец, сам себе — чего ты опасаешься? Что может сделать с тобой этот ребенок, искренний и наивный, доверчивый и несчастный? Стыдно, Паша, стыдно.

— А за что она его ненавидела? За что он ее ненавидел?

— О! — Света уронила руки вдоль тела и отошла к окну. — Костя вкладывал в этот дом все свои силы, время, деньги, наконец. Он с рабочими клал кирпичи, вывозил мусор, с архитекторами составлял проект. А сколько сил стоило протянуть электричество, водопровод, канализацию, телефон…

— Да, большая работа, — сочувственно заметил Пафнутьев. — И, наверное, стоит больших денег.

— А, деньги! — махнула Света красивой ладошкой. — Стоит ли говорить о деньгах, если уже нет человека!

— Да, действительно, — рассудительно произнес Пафнутьев. — Жизнь человеческая — это мерило всех ценностей на земле.

Эти слова он слышал совсем недавно по телевизору, и надо же, подвернулись в удобный момент. Сначала Пафнутьев спохватился — было в них что-то выспреннее, фальшивое, но Света восприняла их всерьез и даже уронила слезинку в высокий ворс красноватого ковра.

— Когда дом был почти готов, Маргарита заявила Косте, что это их совместно нажитое имущество, представляете?! Выкопала где-то эти юридические слова и выдала их в удобный момент. Совместно нажитое имущество! И потому она, как его законная жена, имеет полное право на часть дома. А, говорит, отсужу у тебя половину этого сооружения, она дом называет сооружением, но жить, говорит, в нем не буду ни одного дня. Я, говорит, свою половину заселю всеми народностями Кавказа, какие только удастся найти, устрою здесь маленький такой, симпатичненький Кавказ. И все мои жильцы будут воевать друг с другом не слабее, чем на настоящем Кавказе. Будет, говорит, у тебя здесь и своя Чечня, и Осетия будет, и Абхазия тоже состоится… А ты, говорит, живи в своей половине, как в большой России, и радуйся. Живи и радуйся. И трупы у тебя здесь будут, и взрывы, и простые убийства, и заказные… Все будет.

Геополитический троллинг в диалогах – 2

Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.

Irina Fa перепечаталa из chipstone.livejournal.com 2 марта 2014, 20:46
3 оценок, 172 просмотра Обсудить (2)

Украина (яростно барабанит в дверь): Россия, вставай, сволочь, продирай глазки! Фиг я тебе этой ночью спать дам!

Украина: А ваше москальское время уже никого не колышет! Украина – цэ Европа, и время у нас европейское – 4 часа утра. И вообще, не отвлекай меня. Я тебе пришла сказать, что я все про тебя знаю!

Россия: О! Ты как раз вовремя! Не знаешь, куда я свою сбербанку засунула? Уже месяц ищу найти не могу.

Россия: В заааднице? То-то я чувствую в последнее время легкий дискомфорт. Ща посмотрим. Не. Нифига. Там только один совбез.

Россия: Подожди, сейчас блокнот возьму, а то у тебя всегда такие классные идеи, что я их постоянно забываю.

Украина: Так вот, ты все устроила специально, чтобы я расхреначила свой дом, а все мои жильцы летом переехали к тебе на дачу в Сочи! И хочешь на мне навариться, гадина такая.

Россия: Ну, чисто теоретически свой дом можно и не хреначить. Можно просто подмести, полы там помыть.

Украина: Полы моют и подметают одни бесправные потомственные рабы. А свободные люди ломают стены и жгут шторы.

Украина: Вот видишь – ты сама созналась, что хочешь, чтобы я себе все расхреначила. Так вот знай, что я тебя раскусила!

Украина: Ура! Меня бомбить! Ну что, Россия, теперь ты представила, что будет, если я пожалуюсь в НАТО?

Украина: Это у тебя будет педерастия! Потому что у США одна авианосная группа круче всего вашего флота. Про вашу армию уже все давно все знают. Вместо кораблей – ржавые корыта, которые ломаются на каждом шагу! Ваш ГЛОНАСС подводного базирования не в состоянии даже сам себя на карте показать! В казармах ваших пацанов пинают все диаспоры которые только есть, и дедов они боятся больше, чем врага! Генералы все идиоты, купили себе места и воруют все подряд! Имущество разворовано! Из оружия только саперные лопатки! Связь такая, что ее могут заглушить два чеченских бандита и командовать бригадами вместо генералов. Что? Что вы можете против США ?

Украина (заходится истерическим смехом) ВРЕМЯ. ВРЕМЯ. НА ЧАС! США! ТЫ СЛЫШАЛА?! ОНИ ВРЕМЯ НА ЧАС ПЕРЕВЕДУТ. США?

Россия: Да так, когда Димон с будильником играется, у нее отваливаются все сертификаты шифрования и ложится агентурная сеть . У меня в ФСБ каждый раз такой ржач стоит. А ее сервера перехвата переговоров до сих пор не могут понять, как может быть, что во всем мире в сутках 24 часа, а у нас 22.

Читайте также:
Выращиваем яркую клумбу

Украина: Алло? Нет, это не США. (машет опять перед лицом США рукой. Та не реагирует). США все еще в ООН. Скоро вернется. Что-то передать? ЧТО? ЧТО ПЕРЕДАТЬ.

Украина: Вот оно что! А то, что Крымский губернатор проболтался, что это твоя десантура его охраняет? Ты же говорила, что у вас учения! В Тамани! Какого черта они в Крыму?

Россия (вздыхает): Не могу. Два каких-то чеченских бандита заглушили связь, перехватили сигнал и теперь всем командуют.

bokra Тузикова # написала комментарий 2 марта 2014, 21:40 :)))))))))
Не надо нам войны, но ежели напросятся–уважим.
Бисмарк предупреждал-предупреждал, Германия не слушалась–нарывалась. НАТО тоже надо?

Наталья Жукова # написала комментарий 2 марта 2014, 22:54 ))))))))) Блеск!! С П А С И Б О !!

  • Регистрация
  • Вход

Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.

За сутки посетители оставили 435 записей в блогах и 5594 комментария.
Зарегистрировалось 17 новых макспаркеров. Теперь нас 5030696.

Обучающие мероприятия

Этот способ продвижения подходит для предприятий общепита и сферы услуг. Участие в обучающих мероприятиях помогает запустить «сарафанное радио», а при удачном стечении обстоятельств – еще и выгодно реализовать свою продукцию. Есть разные форматы таких мероприятий: воркшопы, семинары, тренинги, мастер-классы. Суть одна – участники делятся знаниями в обмен на пиар.

Анонсы предстоящих мероприятий появляются на городских сайтах или пабликах. Часто организаторы таких движух сами пишут людям «в теме» и предлагают бесплатно поучаствовать за рекламу. Некоторые мероприятия предполагают членские взносы.

А вот спонсорство таких событий редко оказывается результативным. Это эффективно для крупных брендов, которые могут завесить весь экспоцентр своей атрибутикой и организовать масштабную промо-акцию. В случае малого бизнеса это деньги и время на ветер.

Комментарии в группе «Злой кондитер»

Агата Кристи – Шестеро против Скотленд-Ярда (сборник)

На этом ресурсе Вы можете бесплатно читать книгу онлайн Агата Кристи – Шестеро против Скотленд-Ярда (сборник). Жанр: Иностранный детектив издательство -, год -. На сайте BestKnigi.com Вы можете онлайн читать полную версию книги без регистрации и sms. Так же Вы можете ознакомится с содержанием, описанием, предисловием о произведении

Он предстал передо мной в вульгарных цветах, как на картинке из грошового журнальчика комиксов. На нем была ярко-синяя рубашка, а волосы на голове казались грязно-ржавого оттенка.

– Мне нужна метла, – объяснила я. – Скатерть выпала из руки через окно и застряла на парапете. Вот если бы ты был ровней Поллини…

Фрэнк или не слышал меня, или делал вид, и я испугалась, что слишком поторопила события. Но его все же заинтересовало это маленькое происшествие, как всегда интересовали любые случавшиеся в доме пустяковые инциденты. Он подошел к окну гостиной и выглянул. Скатерть была ему хорошо видна. Она лежала на парапете в каких-нибудь пятнадцати футах от окна.

– Как ты собираешься достать ее? – спросил Фрэнк.

– Хочу взять метлу, чтобы подцепить и втащить назад через окно другой комнаты, – сказала я. – Или попрошу одного из маленьких Поллини пройти по парапету и снять ее оттуда.

– Дай-ка мне сначала попробовать метлой, – предложил он.

Я огляделась в поисках метлы, хотя она была последнее, что сейчас мне было нужно.

– Ты разобьешь мне окно, – возразила я.

Он лишь усмехнулся.

– Я куплю тебе пятьдесят новых оконных стекол, когда вернусь из Манчестера.

– Сейчас принесу метлу, – сказала я, выглянув в окно. Парапет был примерно на фут выше края стекла, а окна торчали из крыши, как в мансарде.

Мужество стало покидать меня. И я уже решила попробовать иной способ. Моя хитрость не срабатывала так, как мне того хотелось бы.

Минуты три я хранила полное молчание, когда совершенно неожиданно заговорил он сам:

– Так ты считаешь, один из мальцов Поллини просто прошел бы по парапету и взял скатерть?

– С этим бы справилась даже старая Ма Поллини, – отозвалась я.

Вот это была вовремя брошенная фраза. Фрэнк отодвинул меня в сторону.

– Я достану твою треклятую скатерть. Мне по силам все, что может любой из Поллини.

Он вскарабкался на подоконник, и я заметила: Фрэнк так и ждет, чтобы я попыталась помешать ему и оттащила назад. И мне пришлось это сделать. Трудно поверить, но я вцепилась в него.

– Не дури, – сказала я. – Ты сломаешь себе шею. У тебя духа не хватит.

Фрэнк сунул свою красную мордочку прямо мне в лицо, как и в прошлый раз.

– Вот сейчас я тебе все и докажу, – произнес он.

Я наблюдала, как он шагнул с подоконника на парапет, который был примерно в фут шириной, нетвердо стоя ногах, встал, расставил руки, словно настоящий канатоходец.

– Не смей, вернись! – выкрикнула я. – Не дури.

Теперь, когда я заставила его делать что хотела, паника овладела мной. Я потеряла голову и завопила. Самообладание покинуло меня. Я выбежала на верхнюю площадку лестницы и крикнула:

– Принесите скорее метлу!

Потом бросилась обратно в комнату.

Сначала я его не разглядела, а только большую, скудно обставленную гостиную с плитой и с окном, опущенным до самого низа, через которое были видны верхушки деревьев. Лишь самая верхняя часть окна не открывалась, прикрепленная к раме намертво.

Я подбежала к окну и выглянула. Фрэнк шел в мою сторону по парапету, держа в руках скатерть. Я не переставая кричала:

– Будь осторожен! Будь очень осторожен!

Он подошел к окну и встал перед ним, чуть покачиваясь, и даже его щуплая фигурка почти полностью загородила проникавший в гостиную солнечный свет. Я же видела перед собой только его коротковатые брюки и ступни ног без всякой обуви в серых, армейского образца носках, упиравшиеся в скользкую штукатурку. Фрэнк протянул руку, чтобы взяться за застекленную, но не открывавшуюся верхнюю часть окна, и в этот момент я резко наклонилась вперед, обхватив его вокруг лодыжек.

До сих пор слышу свои хриплые крики:

Потом донесся невнятный ответный возглас, и мне стало понятно: решение надо принимать немедленно.

И я толкнула его.

Читайте также:
Бизнесплан пасека разведение пчел

Фрэнк плечом ударился в верхнее стекло, и меня обдало дождем из мелких осколков. Но я продолжала толкать его в лодыжки, упершись в них не только руками, но и головой.

А затем почувствовала, что его больше нет передо мной. Раздался вопль. Буквально мгновение его тело еще было мне видно, затем наступила тишина, а через несколько секунд из каменного двора, который мы называли садом, мне послышался совсем другой звук. Его, как ни силюсь, не могу изгнать из своей памяти.

Я сделала шаг от окна, и с этой секунды мое сознание вдруг заработало ясно и четко. С лестницы доносился топот, и я бросилась туда, с криком, но теперь уже хорошо соображая, что кричу и зачем.

Первой мне встретилась Ма Поллини. Я попыталась ей все объяснить, но поскольку она почти не понимала по-английски, мне пришлось оттолкнуть ее и поспешно спуститься вниз по ступеням.

Все, кто в это время был дома, уже высыпали на улицу, но я помню только, как вышла из-под навеса крыльца и стояла, вся залитая лучами яркого солнца.

Фрэнка я не видела.

Вокруг него собралась толпа, а один из мальчиков из семьи Денверов, которая занимала первый этаж, подбежал ко мне, обнял и сказал:

– Не смотрите туда, Ма. Не надо туда смотреть.

Молодому полисмену я рассказала в точности, что произошло до того момента, когда ухватила Фрэнка за ноги. Со слезами вспоминала, как боялась не удержать его, но сил не хватило, его лодыжки выскользнули из моих рук, и он упал.

Полицейский проявил ко мне сострадание и доброту.

Потом появились другие работники полиции, выслушали повторение моей истории и сообщили, что им придется провести расследование. А тело Фрэнка все это время продолжало лежать во дворе, накрытое простынкой, снятой с постели одного из юных Денверов.

Полисмены только что закончили допрашивать меня, как домой вернулась Луиза – еще один сынишка Денверов поспешил по телефону уведомить ее о случившемся.

Мне никогда не забыть, как она сидела у меня на кухне, а я в присутствии тех же полицейских рассказывала свою историю уже в третий раз. Смерть Фрэнка не надломила ее, а когда я прочитала на лице Луизы выражение полного спокойствия, умиротворения и достоинства, то почувствовала уверенность в том, что поступила правильно.

Я не услышала от нее ни слова упрека. Наоборот, она подошла ко мне, поцеловала и сказала:

– Не надо так переживать, Полли. Я уверена, ты сделала все, что смогла.

Затем жильцы со второго этажа увели ее к себе и не позволяли подниматься наверх.

Полисмены были очень придирчивы и скрупулезны, но не опускались до грубостей или запугивания. А я думала: как же они все еще молоды – даже самый старший из них. Мне в особенности запомнился инспектор. Он выглядел совсем юным, когда снял форменный головной убор.

Они не могли понять, как он оказался на парапете, но моя история им все объяснила, и нашлось немало людей, полностью подтвердивших ее правдивость. Прежде всего, Ма Поллини и братья Денверы, которые еще не спали, когда накануне вечером он свалился с лестницы. Они тоже могли немало порассказать о Фрэнке, о его постоянной хвастливой лжи, об идиотских выходках, на которые он был способен, и постепенно у полицейских сформировался совершенно определенный образ этого человека.

Для участия в расследовании отобрали двух или трех моих постояльцев, и мне пришлось прийти тоже. При этом возник только один весьма неприятный момент, и виновником тому стал инспектор.

– А ведь вы убили его, если хотите знать, Ма, – сказал он, уже покидая зал заседания комиссии по расследованию.

Должно быть, я уставилась на него в таком ужасе, что ему пришлось мягко положить ладонь мне на плечо.

– Пусть это послужит вам уроком на всю жизнь. Никогда больше не пытайтесь втащить взрослого мужчину в окно верхнего этажа, держа его за ноги, – назидательно добавил он.

Думаю, вы все читали репортажи о расследовании. Пресса уделила ему большое внимание. Судебный медик был особенно въедлив, но я твердо держалась своей версии: испугалась, растерялась и потому ухватила его за ноги. Наверное, я сделала глупость, но больше мне ухватиться было не за что.

В итоге все остались удовлетворены. Присяжные вынесли приговор: «Смерть в результате несчастного случая» – и разошлись по домам. Почти все мои жильцы добровольно пришли на следствие, чтобы поддержать меня. Пригласили и Луизу, конечно же. Она дала свои показания спокойно и без лишних эмоций, а мне показалось, что она даже помолодела, моя бедная любимая старая подруга.

Тем вечером она рано легла спать. Ей не хотелось разговаривать со мной, да и у меня не было желания беседовать с ней. Я понимала, какой это шок для Луизы, и хотела дать ей время преодолеть его, чтобы проснуться и почувствовать себя излечившейся, осознать, каково это: получить шанс начать жизнь сначала, без необходимости тащить на себе тяжкий груз, тянувший ее назад и на дно.

Сама же я настолько привыкла бесконечно повторять одну и ту же историю, что сама стала верить в ее истинность. Ведь моя фантазия оказалась столь простой, такой легкой для запоминания, какой она и бывает в реальной жизни. Именно это и произошло.

Абутилон б. — Сад “Все мои жильцы.” — Тата

Повесть о братьях Тургеневых

Проблема исторического романа по-прежнему остается проблемой в силу того, что наша поэтика, теория жанров и стилей пока ограничивается лишь общими теоретическими указаниями, исходящими от максимы ученого исследователя: «История есть политика, опрокинутая в прошлое». Это недостаточно и не во всем верно.

Мы не намерены касаться здесь теоретических вопросов: нас интересует литературная практика. Пользуясь доступностью частных, семейных и государственных архивов, мы берем нетронутый угол прошлого и пытаемся практически разрешить на микроскопическом сегменте задачу воссоздания этого прошлого в той мере, в какой малый сегмент является частью огромного круга проблем, объясняющих необходимость сегодняшнего дня. Объяснение не есть оправдание. Нынешний блестящий день человечества, организовавшегося на гигантских пространствах, равных одной шестой части всей суши, в социалистическое общество, не нуждается в оправдании. Скорее обратно: качество прошлых дней мы оправдываем готовностью к нынешнему. Именно с этой точки зрения мы с интересом останавливаемся на некоторых фигурах прошлого.

Читайте также:
Гехтия. Все статьи о растении. Описание, выращивание и уход

Семья – отец, мать и четыре сына Тургеневы впервые становятся объектом исторического романа. Каждый из персонажей по-своему интересен, но, конечно, наиболее яркой фигурой, с точки зрения исторической ценности, является Николай. Старик Иван Петрович Тургенев, воспитанный в идеях гуманности масонов, друг республиканца Радищева, его жена Екатерина Семеновна – крепостница и кнутобоица, красавица с арапником, щадившая борзую и налагавшая красные полосы на спины малолетних детей, – вот первая коллизия, мучившая первое сознание молодых Тургеневых. А дальше «нищета миллионов и богатство счастливой тысячи», александровская сентиментальность и аракчеевское зверство, истинно русское «хамство, блевотина расейского вихрастого парня с гармошкой» и «блестящие интеллекты Германии, Франции и Англии» – все эти противоречивые впечатления не могли не произвести переворота, мучительного и долговременного, в умах тургеневской молодежи. Но каждый из четырех братьев по-разному воспринимал жизнь; по-разному предъявлял ей требования. По мере сил изображая эту неодинаковость, автор стремился к равновесию, но уже в силу того, что Николай сделался в молодых годах «преступником царской России» и пережил на своем большом сложном и интересном пути всех братьев, его судьба, естественно, выступила в нашей повести на передний план. Николай Тургенев родился в трагический 1789 год, когда грянул освежающий гром Великой французской революции – молодая буржуазия, свергнув дворянство руками трудящихся, сама становилась у власти. Тургенев умер в 1871 году, когда окрепший пролетариат Парижа впервые в открытом бою сделал попытку отнятия власти у буржуазии. Чрезвычайно интересна судьба Николая Тургенева и его брата Александра – двух растений, сорванных с родной почвы разливом великих исторических рек и проведших цветущие свои годы «без корней у чужих берегов». Не потому ли их судьба при всей яркой и пестрой прихотливости была судьбой почти бесплодных растений – глубоко трагической судьбой добровольных изгнанников, скитавшихся под зноем и дождями европейской погоды XIX века?

Несколько слов по поводу «исторической правды». В тех случаях, когда события двух-трех лет не находились во взаимной причинной связи, мне приходилось описывать их в плоскости одновременной, чтобы необходимым материалом не растягивать излишне повествования. Кроме того, по ряду композиционных соображений мне необходимо было свести в одном месте персонажи, которые в данном году фактически отсутствовали в Петербурге. Еще двум второстепенным лицам пришлось прибавить возраст года на три; я сделал это для того, чтобы не прибавлять к повести лишних страниц – главы на четыре. Это существенно не изменило той внутренней правды, которая является обязанностью пишущего. На эту тему я не желаю спорить. Я не желаю также спорить на тему о том, нужно или не нужно было вводить в мою повесть всю массу неудобоваримых и еще на многие годы дискутабельных характеристик разных групп «исторического декабризма», групп, составляющих предмет школьного исследования.

Я не проводил своих героев через «Знаменитые годины» XIX века, стараясь не попасть в положение cicerone – проводника туристов по знаменитым местам и историческим зданиям.

Я согласен спорить и защищать свою характеристику Николая и Александра Тургеневых. Я настаиваю на связи русского масонства и политических обществ с «большой европейской Карбонадой», вслед за Кампером. Идеи и практика, сущность и ритуалы тургеневской конспирации были и оставались «импортными моментами». Николай Тургенев, в сущности, не был декабристом в историческом значении этого термина. Документы прочитанного мною тургеневского архива настойчиво говорят о том, что оба брата были и оставались «поздними розенкрейцерами» – масонами высоких степеней.

Восстание на Сенатской площади 14 декабря 1825 года, давшее такую яркую картину истории, ни в какой мере не было делом рук Николая Тургенева, тем менее Александра. Трудно сказать, как сложились бы события, будь Николай Тургенев в России. При его жесткой прямолинейности, большой и отчетливой планомерности действий, «14 декабря» или не было бы вовсе, или династия Романовых могла бы найти себе конец. Политическая потенциальная сила Тургенева волею истории была лишена проявления и динамики.

«Опыт теории налогов», по мнению М. И. Покровского, был сводкой классических воззрений «политической экономии, на которых воспитался и Маркс». Но политическая система Н.И.Тургенева, при всей своей жизненной новизне, имела перед собой действительность, ставшую против. Из этого нельзя делать отрицания системы, как из неуспеха какой-нибудь паровой машины Герона Александрийского в рабовладельческом эллиноримском мире нельзя делать ни отрицания самого факта изобретения, ни значения повторного ее изобретения в другую, более благоприятную эпоху. Меня, беллетриста, заинтересовала вся семья Тургеневых как трагических личностей. В одном случае они обогнали свое время и оторвались от широкой среды, в другом – после 14 декабря они роковым образом оказываются позади тех, кого когда-то звали за собой. Сделав свое дело, Н.Тургенев не только не увидел осуществления своих замыслов, но даже вынужден был от них отречься отречением Галилея. В истолковании этого явления мы видим глубоко поучительный пример того, с какой легкостью иногда выпадает ценное и необходимое звено при механически понимаемом процессе и как это звено закономерно укладывается в исторические связи при диалектическом понимании истории.

Я не считаю возможным спорить о правильности и пригодности для беллетриста так называемой «Оправдательной записки» 1827 года. Эта (равно как и другая редакция «оправданий») всецело вынужденная записка Николая Тургенева представляет собою смесь юридической софистики французского адвоката Ренуара, стилистических двусмысленностей Проспера Мериме и, самое главное, психологической беспомощности большого человека, попавшего в страшную николаевскую западню. Трудно судить о человеке вообще, если брать только то, что он напишет под дулом револьвера или под топором палача в свое «оправдание». Во всяком случае, такая запись никак не может считаться исчерпывающим документом всей жизни Николая Тургенева. Достаточно с меня того, что его «Оправдательная записка» оправдана исторически как документ научный и нисколько не оправдывает возлагаемых на нее надежд, как только дело идет о живых образах для бытописателя-беллетриста.

Я не имею нужды утруждать читателя перечнем материалов, которыми я пользовался. Некоторые из них все еще малодоступны. Публикуемое в ближайшее время исследование дает мне несколько большие возможности коснуться вопроса о материалах.

Украина и Россия: Диалог о сиюминутном

Украина: Россия, ты не охренела там?

Читайте также:
Аляскинский кли-кай: описание и характер, фото мини хаски и цена

Россия: А что такое? Я только с олимпиады, ничего не знаю.

Украина: Ничего не знаешь? А это кто? ( показывает фотки из Симферополя)

Россия: Понятия не имею. Твой Симферополь, сама и выясняй.

Украина: Че, издеваешься? Я не знаю даже, кто вот это! (показывает фотки из Киева).

Россия: Так нечего с кем попало майданить. Сначала хотя бы как зовут спроси.

Украина: Ты мне зубы не заговаривай. Говори, кто это, а то я США позову.

США: Меня не надо звать. Я тут уже третий месяц случайно сижу и охреневаю.

Германия: А я вообще тут с сорок первого. Случайно. И тоже охреневаю.

Россия: Аделина! Сотникова! Уаууа!! Россия вперед!

Украина: Слышь, Россия, хватит идиоткой прикидываться. Я задала конкретный вопрос. КТО. ЭТО. ТАКИЕ.

Россия внимательно рассматривает фотки.

Россия: По-моему, люди какие-то.

Украина: Я теряю терпение. ЧТО. ЭТО. ЗА ЛЮДИ.

Россия: Хорошие. наверное. Вон, охраняют чего-то.

Украина: РОССИЯ! ВСЕ! ХВАТИТ! ЭТО ТВОЯ ГРЕБАНАЯ ДЕСАНТУРА! ТВОЯ! ГРЕБАНАЯ! ДЕСАНТУРА!

Россия: Моя? Да ладно. Хотя все может быть, у меня на Черном Море в прошлом году после учений два полка не досчитались. Может, всплыли. А они как, в фонтанах купаются, бары ломают?

Германия: Да нет. Вежливые. Очень вежливые. Когда Украину под зад пнули, даже извинились.

Россия: Тогда это не мои. Если вежливые и извинились, то это сто пудово американские.

США: ЧТО?! Да ты их снарягу видела? И вообще, если они не целуются, то это не мои.

Россия: Неа, не видела. Там на фотках ни черта не разобрать. Да как же не целуются? Вон, смотри, взял за галстук, на кресло швырнул – и чмок!

США: Идиотка! Это Сашок Билый прокурора пинает! Свобода-равенство-героям слава!

Россия: Ну надо же, а ведет себя как ваш посол. Вы точно уверены, что это не он?

Украина: Так, Россия, не уходи от темы. Я тебе даю ультиматум. Чтобы через сутки на моей территории ни одного гребаного десантника не было. Я понятно выражаюсь?

Россия: А если нет, то что?

Украина: А то мы у вас кредит возьмем. И газ.

Россия: А если да, то что?

Украина: Тогда вообще возьмем кредит. И газ.

Россия: Надо посовещаться.

Украина: Вот и совещайся. Вон, США, вон Германия. Прямо тут и совещайся. При мне.

Россия: Да без проблем. Китай, слышь, тут Украина хочет про кредиты поговорить.

Украина: Вот щит.

США: Дабл щит.

Германия: Майн же ты мой кампф.

Украина: Что он сказал?

Россия: Понятия не имею.

США, Германия, Украина: Аналогично.

Россия: Самое оно для переговоров. Китай-сян, приступай!

Китай: $%^&!$!(

Россия: Ну, я пошла. Олимпиада! Всех победили! Урааа!

Украина: А ну стоять. Я еще не закончила. Значит так, если я увижу хоть один твой Урал на своей территории, я сделаю ядерную бомбу.

Россия: Класс. Долго делать будешь?

Украина: Ну где-то за полгодика.

Россия: Молодец какая, с техническим образованием, наверное. Позови, когда закончишь. Приеду, чиста поржём.

Украина: Я не шучу.

Россия: Плутоний где доставать будешь, серьезная моя?

Украина: Россия, продай, а ?!

Афганистан: Да, продайте кто-нибудь Украине плутоний в конце концов! У нас уже гашиш и британский контингент заканчиваются, народ с ума от скуки сходит.

США: ННННННЕЕЕТ. НИКАКОГО ПЛУТОНИЯ. Украина! Пойди остынь, дай я немного с Россией побалакаю. Вот тебе пирожки и чай.

Украина нюхает чай и убегает с пением “Как прекрасен этот мир, посмотриииии!”

США: Так, Россия, а теперь поговорим как серьезные люди с серьезными людьми. Какого черта ты затеяла эту хрень с майданом?

Россия: США, ты что-то путаешь. У меня Олимпиада была, ты не представляешь, сколько бабла надо было перепилить. Я вообще о вашем Майдане узнала от вашего посла.

США: Ну да посол был наш. Но у него ничего не получилось. Интересно, почему у него ничего не получилось? не знаешь, случаем?

Россия: Как не получилось? Смотри, какая Украина довольная?

Украина пробегает мимо с шиной на шее с криками “раз, розовый слоник, два розовой слоник, три розовый слоник!”

США: Ну да, слоники получились, тут я не спорю. Но вот какого черта вы сожгли эту несчастную администрацию? Что творит ваш Янукович- мы вообще не понимаем. У нас на его почве поссорились два аналитика – профессор-русист из Пентагона и военный психиатр из ООН и оба сошли с ума.

Россия: Мы, честно говоря, тоже вообще не понимаем, что творит ВАШ Янукович. У нас на его почве вообще Кадыров русским патриотом стал, и никто не знает, как откачать.

США: В общем, я тебе скажу так. Или оставляешь бедную Украину в надежных руках свободы и славы, или я всем расскажу, что это ты за всем стоишь.

Россия: После того, как ты прилюдно Украину пирожками кормила? ну-ну. Тебе вон даже Турция и Люксембург не верят.

Турция: Я. НЕ ВЕРЮ США. Да вы чего, я чо, чокнутая, по вашему.

Россия: А ты попробуй. поверь.

Турция: (тужится) : Черт. блииин. твою же маузерфакер. кхххммм. США. Прости. Не получается. Я не нарочно.

Россия: Видишь. Ты еще Люксмебург не слышала. Он вообще после попытки тебе поверить вдруг стал говорить о незыблемости традиционных семейных ценностей.

(издалека доносится голос Люксембурга) Папа, мама, я – вместе дружная семья!

США: Совсем рехнулся на старости лет. Ясно. Тогда так. Вот это – план водоснабжения Крыма. Я его сейчас покажу Украине и она его отрубит. И все. Хана вам всем.

Россия: Ясно. Тогда так. Вот это – билет на самолет до Севастополя. И я его даю Жириновскому. И все. Хана Индии.

США : Почему Индии.

Индия: .

Россия: Ну как же. Вы же перекроете воду в Крым? Вот после присоединения Крыма к Индии будет хана Индии.Большой глобус. Перед глобусом площадь.

Украина (яростно барабанит в дверь): Россия, вставай, сволочь, продирай глазки! Фиг я тебе этой ночью спать дам!

Россия (сзади): Сама глаза протри. Только-только полдень пробило.

Украина: А ваше москальское время уже никого не колышет! Украина – цэ Европа, и время у нас европейское – 4 часа утра. И вообще, не отвлекай меня. Я тебе пришла сказать, что я все про тебя знаю!

Читайте также:
Выращивание морозоустойчивых сортов рододендрона на Урале. Описание растения, посадка и уход

Россия: О! Ты как раз вовремя! Не знаешь, куда я свою сбербанку засунула? Уже месяц ищу найти не могу.

Украина (ехидно): В заднице смотрела?

Россия: В заааднице? То-то я чувствую в последнее время легкий дискомфорт. Ща посмотрим. Не. Нифига. Там только один совбез.

Украина (с отвисшей челюстью): Россия! Ты охренела?? Ты послала в жопу совбез.

Россия: Это не я, США. Это у нас пути с Америкой разные, а задница у всех общая.

Украина: Ладно. НАТО с тобой разберется. А сейчас, слушай сюда. Короче, я тебя раскусила.

Россия: Молодец.

Украина: Ты все устроила специально, чтобы.

Россия: Подожди, сейчас блокнот возьму, а то у тебя всегда такие классные идеи, что я их постоянно забываю.

Украина: Так вот, ты все устроила специально, чтобы я расхреначила свой дом, а все мои жильцы летом переехали к тебе на дачу в Сочи! И хочешь на мне навариться, гадина такая.

Россия: Ну, чисто теоретически свой дом можно и не хреначить. Можно просто подмести, полы там помыть.

Украина: Полы моют и подметают одни бесправные потомственные рабы. А свободные люди ломают стены и жгут шторы.

Россия: Да не вопрос.

Украина: Вот видишь – ты сама созналась, что хочешь, чтобы я себе все расхреначила. Так вот знай, что я тебя раскусила!

Россия: И?

Украина: Денег дай.

Россия: Вчера давала.

Украина: Когда ты вчера давала, тогда еще полы и шторы были. А сегодня у нас свобода. Еще дай.

Россия: Это уже наглость.

США (сурово и мрачно, с другой стороны глобуса): Это демократия.

Россия: Украина, а чего ты у США не требуешь?

Украина: А она не дает.

США (сурово и мрачно, с другой стороны глобуса): Это тоже – демократия.

Россия: Ну, тогда я тоже демократично ничего не дам.

Украина: Это нарушение всех договоренностей! У нас с тобой двусторонняя договоренность была.

Россия: Чего-чего? Какая еще двусторонняя договоренность?

Украина: Ну, что ты мне денег дашь.

Россия: А ты взамен что?

Украина: А я возьму.

Россия: Не. Что-то меня от таких договоренностей не вставляет.

США (сурово и мрачно, с другой стороны глобуса): Это не демократия.

Россия: Да? А что она кричит “Москалей геть”, это что?

США (сурово и мрачно, с другой стороны глобуса): Это демократия.

Россия: А мне, значит, нельзя кричать “Бандеру геть”?

США (сурово и мрачно, с другой стороны глобуса): А это совсем не демократия.

Украина: США! Спасибо, родненькая!

США (высовывает голову из-за глобуса): А? Что? За что спасибо?!

Украина: Ну, что Бандера – это демократия.

США: Да не, я вообще ничего не слышала, это я просто на карте флажочки для своего флота ставлю.

Украина: . Ой, как это миленько! А меня уже нашла?

США: Сейчас, сейчас. Мммм.. Это рядом с Афганистаном?

Украина: Очень смешно.

США: Жаль. А то можно было бы и тебя бомбить заодно.

Украина: Ура! Меня бомбить! Ну что, Россия, теперь ты представила, что будет, если я пожалуюсь в НАТО?

Россия: Я пыталась представить, но вовремя вспомнила, что у нас запрещена пропаганда педерастии.

Украина: Это у тебя будет педерастия! Потому что у США одна авианосная группа круче всего вашего флота. Про вашу армию уже все давно все знают. Вместо кораблей – ржавые корыта, которые ломаются на каждом шагу! Ваш ГЛОНАСС подводного базирования не в состоянии даже сам себя на карте показать! В казармах ваших пацанов пинают все диаспоры которые только есть, и дедов они боятся больше, чем врага! Генералы все идиоты, купили себе места и воруют все подряд! Имущество разворовано! Из оружия только саперные лопатки! Связь такая, что ее могут заглушить два чеченских бандита и командовать бригадами вместо генералов. Что? Что вы можете против США?

Россия (задумчиво) Ну, для начала время на час назад переведем.

Украина: .

Украина: хи.

Украина: .

Украина: гыгы.

Украина (заходится истерическим смехом) ВРЕМЯ. ВРЕМЯ. НА ЧАС! США! ТЫ СЛЫШАЛА?! ОНИ ВРЕМЯ НА ЧАС ПЕРЕВЕДУТ. США?

Украина оглядывается на США. США стоит и, не мигая, смотрит перед собой.

Украина: США?

Украина: США. Алло? СШААА?!

Украина машет перед лицом США ладошкой, потом начинает трясти ее за плечи.

Украина: Что это с ней?

Россия: Да так, когда Димон с будильником играется, у нее отваливаются все сертификаты шифрования и ложится агентурная сеть. У меня в ФСБ каждый раз такой ржач стоит. А ее сервера перехвата переговоров до сих пор не могут понять, как может быть, что во всем мире в сутках 24 часа, а у нас 22.

У США звонит айфон. Украина осторожно подкрадывается ,вытаскивает у нее из кармана:

Украина: Алло? Нет, это не США. (машет опять перед лицом США рукой. Та не реагирует). США все еще в ООН. Скоро вернется. Что-то передать? ЧТО? ЧТО ПЕРЕДАТЬ.

Украина медленно засовывает айфон обратно в карман США и торжественно поворачивается к России.

Украина: Ну. Все, Россия. Ты нарвалась на третью мировую войну.

Россия: Что, опять?

Украина: Только что сообщили, что твой военный корабль перекрыл мне выход с военно-морской базы.

Россия: А. Опять это ржавое корыто опять сломалось. Скоро починят. Через месяц. Саперными лопатками.

Украина: Ах сломалось.

Россия: Ты ж сама говорила.

Украина: Вот оно что! А то, что крымский губернатор проболтался, что это твоя десантура его охраняет? Ты же говорила, что у вас учения! В Тамани! Какого черта они в Крыму?

Россия: Учения и есть. Ну, заблудились ребята. Ты же знаешь наш гребанный ГЛОНАСС.

Украина: Да?! А почему они заблудились без опознавательных знаков?!

Россия: Офицеры все разворовали, сволочи.

Украина: А баррикады? Какого черта они на учениях баррикады бетонные по дорогам строят?

Россия: Новобранцы. Дико диаспор боятся. И дедов.

Украина: А склады? Какого черта они ломают мои оружейные склады и продают стволы всем подряд?

Россия: Генералы вообще идиоты. До сих пор думают, что они в России.

Украина( резко сует России рацию): Так будь любезна, позвони. И объясни, что Крым – это НЕ Тамань!

Россия (вздыхает): Не могу. Два каких-то чеченских бандита заглушили связь, перехватили сигнал и теперь всем командуют.

Читайте также:
Жимолость весной: чем подкормить, какие удобрения использовать, советы бывалых

НОД с элементами театрализованной деятельности для детей второй младшей группы «В гости к бабушке Забавушке»
план-конспект занятия по развитию речи (младшая группа)

Силова И. М. Цель: Создание условий для формирования у детей устойчивого интереса к устному народному творчеству, посредством театрализованной деятельности.

Образовательные задачи : закреплять знания детей о жизни домашних и диких животных; побуждать интерес к театральной деятельности, путем формирования опыта общения с персонажем; формировать умение вести диалог.

Развивающие задачи: развивать слуховое восприятие и общую моторики с помощью логоритмики; обогащать словарь детей ; развивать интонационную окраску речи, способность войти в роль и передавать характер персонажа; развивать внимание и наблюдательность детей.

Воспитательные задачи : воспитывать у детей любовь к устному народному творчеству, дружеские взаимоотношения.

Методы и приёмы :

показ театрализованной деятельности с участием героев потешки;

показ способов выполнения движений подвижной игры;

проведение подвижной игры «Идет коза рогатая» ;

чтение произведений фольклора;

совместное проговаривание слов, фраз;

повторение слов, фраз

Материалы и оборудование :

с записью логоритмики

Игрушки : собачка,мишка,коза,курочка, цыплята.

2 ведерка, корзинка с футлярами от киндер-сюрприза

Платок, очки, борода, шляпа.

Дети входят с воспитателем в приемную, где слышится лай собаки(механическая игрушка);

-Ребята, слышите, кто это лает? Смотрите собачка, ты собачка не лай и ребяток не пугай, я знаю её, она живет у бабушки Забавушки ,как же здесь она оказалась? (предположение детей)

-Видимо она заблудилась нужно помочь ей добраться домой, бабушка живет далеко в деревне. На чем же мы с вами поедем?( обращаю внимание на коробку с кубиками) С помощью кубиков можно изобразить езду на лошадке. Под логоритмику О. Железновой «Едем, едем на лошадке» дети двигаются по группе, отстукивая ритм кубиками.

Подъезжаем к домику бабушки ,никого нет.

-Давайте постучим, никто не откликается, сядем,подождем.

(кубики сложить в коробку, сесть на скамейку)

Воспитатель обращает внимание на предметы, лежащие на столике(платок , очки, борода, шляпа)и предлагает детям , чтобы они её нарядили бабушкой, дети наряжают воспитателя.

-Лады-лады-ладушки приехали вы к бабушке, приехали ребятушки милые внучатушки. Вижу, что мою собачку нашли и домой привели. Ребятушки, кто-то мой заборчик у домика сломал, все мои жильцы и разбежались, как теперь быть? (предположение детей) Дети помогают делать забор, используя коробку с кубиками.

-Вот спасибо помогли, собачку нужно тоже в домик вернуть

Дети садят собачку в будку, но она занята, в ней спит мишка косолапый.

-Так вот , кто сломал заборчик. Это мишка косолапый ,а разве мишки спят в будке? (ответы детей)

-Давайте, его отнесем в лес, а по дороге споем песенку про мишку.

Под музыкальное сопровождение дети исполняют потешку«Мишка косолапый»

Мишка косолапый
по лесу идет.
– Шишки собирает
и в карман кладет.
Вдруг упала шишка
Мишке прямо в лоб.
– Мишка рассердился
и ногою – топ!

Ребенок- мишка: Больше я не буду шишки собирать,

Лягу я в берлогу , буду крепко спать.

Дети возвращают мишку в берлогу, а в берлоге коза.

-Так вот ты где, нашлась, это моя коза рогатая бодатая,, знаете почему её так зовут? Давайте поиграем с ней.

Выбрать ребенка, который читает потешку«Идет коза рогатая»

И дет коза рогатая
за малыми ребятами.
Ножками топ-топ,
Глазами хлоп-хлоп.
Кто каши не ест,молока не пьет,
Того коза забодает.

(в конце делает вид, что бодается и догоняет ребят, дети убегают на скамейки)

-Чтобы козочка не сердилась? Что нужно сделать? Может накормим её, а чем?(дети кормят козу по выбору)

-Слышите, кто- то идет? Это моя курочка. Зовут её Курочка-Рябушечка. (появляется игрушка курочка с ведерками)

-Интересно куда она пошла?(предположение детей)

-Сейчас узнаем (воспитатель читает потешку Курочка –Рябушечка)

— Курочка-рябушечка, куда ты пошла?
— На речку.
— Курочка-рябушечка, за чем ты пошла?
— За водичкой.
— Курочка-рябушечка, зачем тебе водичка?
— Цыпляток поить.
— Курочка-рябушечка, как цыплятки просят пить?
— Пи-пи-пи, пи-пи-пи.

Беседа по потешке и драматизация, дети выбирают из окружающей обстановки, того героя, который будет задавать вопросы курочке. ( 2 раза)

-Ребята ,речка то замерзла уже, где же взять воды?( предположение детей)

( Предложить 2 ребенка набирают воду в ведерки,а другие ищут цыплят по группе)

– Курочка-Рябушечка, ты знаешь детушки мне сегодня столько добрых дел сделали? (дети перечисляют: собачку домой проводили,забор починили,мишку спать уложили, козу накормили, воды наносили)

-Нужно деток отблагодарить.(Курочка уходит, и приносит корзинку с яичками)

Снесла мне сегодня курочка яички. Да яички не простые, а волшебные, с ними даже поиграть можно.

Раздаю детям пластмассовые яички от киндер-сюрпризов, внутри лежат конфетки

Яичко в руки мы возьмем,

Крепко накрепко сожмем ( сжимаем в ладошках)

С ним немножко поиграем

В наших ручках покатаем ( катаем между ладошками)

На ладошку положу и тихонько покручу ( положить на ладошку и крутить пальчиками другой руки )

Курочка тебя снесла,

Поиграть мне принесла ( сжимаем и разжимаем ладошки)

Будем мы с тобой играть,

Наши ручки развивать ( катаем по столу от ладошки к ладошке)

Яйцо можно покрутить

Будем мы с тобой дружить ( крутим как юлу)

Посиди в моих ладошках,

Отдохни ты в них немножко ( спрятать мячик в ладошках)

Бабушка : А яички-то волшебные с сюрпризом. Кто откроет яичко, тот и сюрприз найдёт.

– Пора вам возвращаться домой, только расколдуйте меня( дети снимают атрибуты)

Испльуя получение сведения попроуй сочинит и записать рассказ от имени дома как будто он сам рассказывают о себе и своих жилцах

Я старый дом. Во мне скопилось много тайн, знаний и пыли. Во мне есть большая библиотека от которой беру знания я и все мои жильцы. Ещё я умею готовить, а помогает мне в этом их мама. Иногда клушка делает во мне мелкий ремонт, бывает больно ,но я терплю.

Вы можете из нескольких рисунков создать анимацию (или целый мультфильм!). Для этого нарисуйте несколько последовательных кадров и нажмите кнопку Просмотр анимации.

Этот способ продвижения заключается во взаимном пиаре. Обмениваться рекламой можно как в корпоративных пабликах, так и в личных аккаунтах. Не ждите предложений – пишите первыми. Партнериться нужно не со всеми подряд, а с компаниями из смежных ниш, чья целевая аудитория могла бы потенциально стать и вашей. Пиарить маникюрный салон в аккаунте строительной компании глупо. Зато инстаграм фитнес-клуба – отличная площадка для взаиморекламы.

Ссылка на основную публикацию